Розпочалась подача документів ще на кілька посад до рибоохоронного патруля Азовського басейнового управління | Департаментом екології та природних ресурсів Херсонської обласної державної адміністрації оголошено конкурс | Ветерани АТО отримають ліки безкоштовно | Учасникам бойових дій держава гарантує право на безоплатне санаторно-курортне лікування | Служба за контрактом – шлях до розбудови боєздатної армії | МЗС рекомендує громадянам України утриматися від відвідання Російської Федерації | В Херсоне работает анонимная консультация для больных наркоманией |
     
Еще
 
Эксклюзивный комментарий

Блоги
Афиша

Дивись Українське


Дивись Українське
Щонеділі о 20:00














Google+



Нагорный Карабах: мирное урегулирование в кризисе
12 мая исполняется шестнадцать лет с момента вступления в силу договоренности о повсеместном прекращении огня в Нагорном Карабахе. На сегодняшний день это соглашение, подписанное при решающей роли российской дипломатии, остается фактически единственным реальным достижением мирного процесса.

В течение 16 лет было предложено множество различных проектов по выходу из карабахского тупика, начиная от планов по "обмену территориями" между Арменией и Азербайджаном и заканчивая проектом по созданию "общего государства" между Нагорным Карабахом и Азербайджанской Республикой. В Баку и в Ереване рассматривали "пакетный план" (разрешение всех спорных вопросов вместе), "поэтапный план" (разделение мирного процесса на определенные стадии, подкрепленные юридически обязывающими документами).

И это не считая таких экзотических предложений, как создание "кавказского Бенилюкса" или использование "модели Аландских островов" (территорий Финляндии, компактно заселенных шведами) для Карабаха в составе Азербайджана. Начиная с 2008 года, параллельно с процессом нормализации двусторонних отношений с Арменией, в урегулирование конфликта начала более активно вмешиваться Турция, которую вскоре стали называть четвертым неформальным сопредседателем Минской группы ОБСЕ (структуры, занимающейся посредничеством между противоборствующими сторонами).

Каждая из сторон понимает под "урегулированием конфликта" не уступки друг другу, а победу над противником
Однако вершиной миротворческой теории и практики вокруг самого старого конфликта на территории бывшего Советского Союза сегодня являются "обновленные Мадридские принципы" (названные так по месту проведения саммита ОБСЕ в 2007 году и ставшие "обновленными" после их подписания президентами США, России и Франции в июле 2009 года). Между тем, даже беглого взгляда на этот документ достаточно, чтобы прийти к выводу о том, что предложенные принципы разрешения конфликта проработаны недостаточно.

Они содержат пункты, иногда прямо противоречащие друг другу.

С одной стороны, они исходят из территориальной целостности Азербайджана, но с другой, предполагают "промежуточный статус" Карабаха и определение его финального статуса путем народного волеизъявления. Не совсем понятно, как соотносятся азербайджанская территориальная целостность и гарантируемая связь Нагорного Карабаха с Арменией через Лачинский коридор (который до войны 1991-1994 гг. не был частью Нагорно-Карабахской автономной области). При этом не прописаны детально механизмы народного волеизъявления, возвращения беженцев, размещения международных миротворцев.

Таким образом, фактически именно нагорно-карабахское противостояние сегодня является единственным "замороженным конфликтом" на постсоветском пространстве в полном смысле этого слова. И в грузино-осетинском, и в грузино-абхазском, и в приднестровско-молдавском конфликте в последние годы присутствовала динамика. Негативная она или позитивная – другой вопрос.

Что же касается Нагорного Карабаха, то единственными проявлениями какой-то динамики здесь являются периодические нарушения режима прекращения огня с двух сторон. Так, в марте 2008 года на линии прекращения огня было зафиксировано самое масштабное с 1994 года боевое столкновение. Стороны, как правило, обвиняют друг друга в преднамеренных враждебных действиях. При этом риторика азербайджанской стороны отличается большей воинственностью по одной лишь причине: Баку считает себя проигравшей стороной и стремится в той или иной форме к реваншу.

По сути дела, через 16 лет после окончания войны мирный процесс переживает системный кризис. Нет новых оригинальных идей. Но самое главное – нет готовности к компромиссам. Каждая из конфликтующих сторон понимает под "урегулированием конфликта" не уступки и движение навстречу друг другу, а победу над противником. В одном случае это закрепление военно-политического успеха, достигнутого в мае 1994 года, в другом же – восстановление территориальной целостности, не исключая и военных методов.

Дипломаты каждый раз после встречи двух президентов делают оптимистичные выводы о том, что мир не за горами. Сближение позиций лидеров конфликтующих сторон было продекларировано уже десятки раз. Однако после таких деклараций представители Баку неизменно говорят о своем неотъемлемом праве на восстановление утраченных территорий, будучи согласны лишь на "широкую автономию" Нагорного Карабаха.

Ереван же делает акцент на уважении самоопределения карабахских армян, а лидеры де-факто государства Нагорно-Карабахская Республика (НКР) не без оснований заявляют о необходимости участия в переговорах. В конце концов, именно карабахские армяне, а не жители Еревана, Раздана, Дилижана или Гюмри будут пользоваться плодами "сближений и прогрессов".

В итоге завышенные ожидания от нового раунда президентских встреч сменяются разочарованиями, новыми порциями взаимных обвинений и алармистской риторикой. За 16 лет с момента прекращения огня конфликт по-прежнему остается основой для легитимации власти в Армении и в Азербайджане, а также является фундаментом постсоветской идентичности армян и азербайджанцев.

Но означает ли это, что урегулирование конфликта обречено на провал?

Переговорный процесс не должен иметь заранее определенного результата.

Если понимать под "урегулированием" очередную шумную встречу или саммит с многообещающими декларациями и нулевым результатом, то, действительно, сближение вряд ли возможно. Если же перевести мирный процесс из "дипломатии саммитов" в реалистическую и прагматическую работу, то шансы на продвижение вперед резко возрастают. Исходя из принципа "реалистического миротворчества", при выстраивании переговорного процесса нужно отказаться от "одноактного урегулирования", которое должно завершиться подписанием "вечного мира".

Ни в одном из постсоветских конфликтов невозможно одномоментно, без длительного согласования разрешить все вопросы. Необходимо пошаговое продвижение к компромиссу, при котором каждый новый шаг будет укреплять взаимное доверие сторон. В переговорном процессе должно быть как можно меньше абстракций, оторванных от интересов конкретных людей. Только тогда, когда урегулирование конфликта окажется для участников противостояния выгоднее, чем продолжение вражды, появится прогресс.

В этой связи бесперспективно предлагать для армянской стороны освобождение оккупированных районов вокруг Карабаха, мотивируя это "приобщением Армении к Европе и европейским принципам". Для армян непризнанной Нагорно-Карабахской Республики и азербайджанских беженцев "европейские ценности" не являются понятными и осязаемыми. В этой связи переговоры должны быть переведены из плоскости дискуссий о ценностях в плоскость интересов и прагматики. Крайне важна в продвижении к миру "десакрализация конфликтов", то есть отказ от превращения конфликта в ключевой инструмент легитимации власти в Армении и в Азербайджане.

Кроме того, переговорный процесс не должен иметь заранее определенного результата. Предопределение статуса спорных территорий никогда не будет продуктивным. Очевидно, что разговор о будущем Нагорного Карабаха не может вестись без учета всех реалий, которые имели место в последние два десятилетия. Простого возвращения спорных территорий тому государству, к которому они формально "приписаны", не может произойти по определению. В то же самое время опасно провоцировать процесс этнического самоопределения НКР. Таким образом, конкретный вариант разрешения конфликта должен быть завершающим итогом серии согласований и даже политических торгов, их финалом. Он не может навязываться противоборствующим сторонам заранее, убивая в них любую мотивацию для дальнейших переговоров.

В этой связи вопрос о том, какой флаг должен висеть над той или иной столицей, должен обсуждаться параллельно с рассмотрением гуманитарных и социальных проблем спорной территории. Определение статуса может затянуться на годы, а рядовые граждане территории с подвешенным статусом должны иметь возможность для реализации и защиты своих прав. Только реабилитированная экономически и социально территория может ответственно подходить к переговорному процессу. В этой связи приоритетным должно стать полное исключение силы из процесса урегулирования. Формула "возможны любые решения, кроме войны" могла бы стать квинтэссенцией переговоров.

http://www.novopol.ru



 Комментариев: 0  ::  Дата: 11 мая 2010   ::  Посмотрели: 1255  






Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail: (необязательно)

Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить если не виден код
Введите код:


 (Ctrl + Enter)
Интервью

Група Світового Банку сприяє впровадженню індексного страхування в Україні


На цих та інших моментах під час семінару докладно зупинявся старший спеціаліст із фінансів, провідний експерт з індексного страхування Групи Світового Банку Шадрек Мапфумо.

Подробнее



Катерина ЛЕВЧЕНКО: «Міжнародне право розглядає сексуальне насильство під час війни як військовий злочин»


Торік на Національну «гарячу лінію» з попередження домашнього насильства, торгівлі людьми та ґендерної дискримінації, що діє при ГО «Ла Страда-Україна», надійшло 38 292 дзвінка.

Подробнее



Олександр Слобожан: «Спроможні громади – сильна держава»


Виконавчий директор Асоціації міст України Олександр Слобожан прокоментував результати виборів та дав оцінку перспективам формування об’єднаних територіальних громад.

Подробнее




Опрос
За какую партию вы проголосуете на местных выборах осенью 2015 года?

ПР
Оппозиционный блок
КПУ
НФ
Самопоміч
БПП-Солидарность
Радикальная партия Олега Ляшко
ВО Свобода
ВО Батькивщина
Правый сектор
УКРОП